Sckontakt.ru

Уроки онлайн
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нарративная практика обучение

Нарративная практика обучение

Нарративная практика. Narrative.team.

Информация

Биография: Группа, интересующихся нарративной практикой и обменивающихся новостями о подходе и полезными ссылками.

НП — современный, динамично развивающийся подход в терапии и консультировании.

На странице будем делиться: Показать полностью…

— статьями по результатам семинаров Нарративной мастерской,
— выдержками из терапевтической литературы,
— идеями участников программы обучения
— полезными списками
— новостями нарративной практики Сайт: https://narrative.team +7 (926) 705-47-19

Новости нарративной практики Открыть приложение

Другое

Действия

439 записей

Что делать, если собеседник уже все сказал?)))
Размышления из программы обучения нарративной практике

Виктория Сафронова: «собеседник в процессе повествования может сам добраться до своих целей и принципов. Показать полностью… Тогда я немного терялась, потому что собеседник уже рассказал мне про это.. и зачем я буду вопрос задавать?»
Олеся Симонова: «Для меня то, что собеседник в процессе повествования рассказывает про свои цели и принципы, без опоры на вопросы, обозначает, что они ближе к зоне актуального развития. Значит, от того к чему он добрался сам, я могу проложить вопросы-леса в зону ближайшего развития. Например, следующие: Почему тебе это важно? Чем эти цели и принципы тебя трогают? Как они воплощаются в твоей жизни?
Наверняка, вы придумаете много еще других.
Задача нарративной беседы не в том, чтобы высказаться по пунктам карты. Задача в том, чтобы от знакомого и понятного прийти к новому и неизведанному.
Хорошие вопросы этому в помощь!»

Демо-сессия онлайн
Привет!
Мы уже месяц проводим демонстрационно-обучающие сессии нарративных практиков для нашей очной программы.
Сейчас можно присоединиться тем, кто у нас учится-учился онлайн.
В эту пятницу 10 апреля, 19.00-21.30. Показать полностью…
Беседа длится 1 час 20 минут, остальное время посвящаем анализу.
В этот раз веду я, Олеся Симонова.
Стоимость 1000.

Описание.
Ведущий нарративной мастерской ведет публично консультацию с рассказчиком в ZOOM
Приглашенный рассказчик получает психологическую помощь и делится своей историей с группой.
Участники группы получают доступ на сессию специалиста и вместе практикуют навык «хорошего вопроса». На свои вопросы они получают обратную связь от рассказчика. Требуется соблюдение конфиденциальности услышанного.
Вся группа вместе с ведущим после проводит разбор нарративной беседы.

Нарративная практика обучение

по вторникам, с 11 февраля по 17 мая 2020 года

Мы, ведущие нарративной мастерской, приглашаем на обучение нарративной практике – подходу в консультировании, терапии, социальной работе и работе с сообществами!

Вам может понравиться этот подход, если вам хочется быть чутким, внимательным, интересующимся людьми и жизнью специалистом, не вешающим на людей ярлыки, не знающим заранее ответы на все вопросы собеседника, но сохраняющим любознательность и готовым сопровождать человека в его путешествии к себе.
Если вам резонирует идея о том, что мы, психологи – не эксперты в жизни людей, человек — автор своей жизни. А наша экспертиза в том, чтобы задавать хорошие вопросы.
Вы можете быть зачарованы нарративной практикой, если вам не близко обвинять человека, ковыряться в его внутреннем мире в поисках заветных причин проблемы, «причинять добро» людям, когда они обращаются за советом, ставить «диагнозы», чтобы помочь стать «нормальным» или «счастливым» человеком. Человек — это не проблема. Человек — это человек. Проблема — это проблема. Человеку, столкнувшемуся с проблемой, нелегко, но он может выстраивать отношения с ней. Отделение проблемы помогает справиться с самыми тяжелыми ситуациями в жизни и выработать способы действия в ответ на проблему.
Если вам откликаются эти идеи, мы приглашаем вас в мастерскую, чтобы укреплять фасилитирующую, сопровождающую позицию терапевта, сотворчество и позитивный настрой на поиск ресурсов и опорных точек у человека, любопытство к собеседнику и к его прочтению своей истории.

Количество участников 20 человек. Приоритет у первых записавшихся. Набор открыт!

Оплата
Фонд предоставляет скидку для специалистов этого и прошлого года выпуска и студентов помогающих специальностей. Стоимость программы — 33 900 р., для студентов и специалистов этого и прошлого года выпуска — 21 900 р. Есть возможность помесячной оплаты: 11 300 / 7 300 рублей в месяц.

Сертификация

По итогам каждого блока при прохождении более чем 80 % занятий и при защите сессии на последней встрече участники получают сертификат о прохождении программы.
Количество участников 20 человек. Приоритет у первых записавшихся. Набор открыт!

Ведущие программы

Даниил Макаров

Меня зовут Макаров Даниил. Я консультирующий психолог, нарративный практик, работающий индивидуально, с семьями и организациями. Пишу кандидатскую, посвященную вопросу принятия творческих решений в сложных управленческих ситуациях.

Действительный член Московского Психологического Общества, более 10 лет ассистировал в центре психологической и социальной адаптации «Социум», работал детским психологом в студии творчества «Аzart», и обучающим тренером в «Абсолют Банке», сейчас являюсь членом команды бизнес-консультантов «Неформально» и веду частную психологическую практику.

На данный момент частная практика в нарративном подходе занимает чуть меньше половины моего рабочего времени, около 10-14 часов консультаций в неделю. Этот подход я очень ценю за его невероятную гибкость и глубокую философскую базу.

Будучи постмодернистским, социально-конструктивистким направлением нарративная практика не отрицает ни одну из имеющихся теорий психического, как научных так и житейских. С ее точки зрения все они — являются только способами интерпретации реальности, окончательное знание которой невозможно, и как интерпретации они могут быть полезны или вредны в зависимости от контекста. Нарративная практика научила меня тому, как смотреть «над» знанием, видеть и воздействовать на то как оно формируется у себя и у клиентов, оставаясь при этом в искренней, заинтересованной и неэкспертной позиции.

Именно такую позицию я считаю наиболее универсальной и бережной для оказания психологической помощи людям. Я предпочитаю нарративную практику для себя и буду рад передать свое видение всем, кому, как и мне, откликнется ее удивительная философия.

Кристина Николаева

Привет! Меня зовут Кристина Николаева. Я — психол­ог, нарративный прак­тик. Сейчас всё больше времени уделяю индивидуальному консультированию, на данный момент это занимает 7-8 часов в неделю. Практикуя в нарративном подходе, использую также техники из телесно-ориентированной психотерапии, психо­синтеза, ДПДГ — метода. Провожу консультации для взрослых и подростков, много работаю с детьми. Самые частые запросы: «Мне кажется, что я ничего не могу», «Хочу распутать свой клубок проблем», «Не знаю, куда дальше двигаться», и запросы от родителей про своего ребёнка: «Стал очень агрессивным, не хочет ходить в школу», «Ребёнок раздражается по любому поводу, частые истерики».

Являюсь ведущей группы поддержки «Ря­дом» для родителей детей с аутизмом и группы поддержки в изменениях «Работа: уйти нельзя остаться». Участвую в работе школьной социально-психологической службы «Со_Действие», в частности, в выездах в школу 1321 «Ковчег» и Центр дополнительного образования «Ковчег» в Люблино, где вз­аимодействую с ребятами с особенност­ями развития. Также участвую в разработке и проведении квестов для подростков.

С нарративной практикой у меня история как со старым другом — кажется, что были знакомы всю жизнь, но постоянно продолжаю узнавать и открывать для себя что-то новое.

Почему нарративная практика? Для меня это про сплетение важнейших принципов работы — забота о человеке и неэкспертная позиция терапевта. Важно, что нарративный практик, задавая вопросы из позиции любопытства, уважения и заинтересованности, может помогать человеку исследовать его жизнь, её привычные и неизведанные пути, помогает укрепить навыки и умения, ценности и мечты человека. А ещё человек может вспомнить истории, которые поддержат его и к которым будет ценно возвращаться и обращаться.

Евгения Щербинина

Меня зовут Евгения Щербинина. Моя профессиональная деятельность состоит из индивидуального консультирования и групповой работы, работы с сообществами. Консультирование сейчас занимает порядка 6-7 часов в неделю. Запросы, с которыми я чаще работаю: неуверенность в себе; трудности решиться на что-то; неумение сказать «нет»; понимание и признание, чего я хочу. Следуя позиции и принципам нарративной практики, применяю в работе также техники ОРКТ и психосинтеза.

Помимо этого я провожу тренинги общения для подростков, тренинг-интенсив «Дерево Жизни» для начинающих психологов, вожатая в подростковых лагерях команды «Поехали», соорганизатор игр-квестов для младших школьников, куратор школьной социально-психологической службы «Со_Действие». Участвую в подготовке волонтеров Фонда и датской выездной тренинговой программе для начинающих терапевтов.

Читать еще:  Вязальная машина обучение

Нарративная практика заняла основательное место в моей жизни. Мне откликаются принципы уважения, равенства и прозрачности высказываемых идей. У человека появляется больше веры и возможностей, чтобы менять свою жизнь и быть таким, каким хочется. А еще нарративная практика для меня про особенную чуткость и бережность к словам и действиям другого человека. Совместное исследование проблемы и окружающих контекстов помогает простраивать опоры для дальнейших шагов и видения предпочитаемой жизни.

Олеся Симонова

Меня зовут Олеся Симонова. Консультирую порядка 20 часов в неделю, любимая тема запросов: “все понимаю, но поделать ничего не могу”. Много работаю с темами страхов, переживаний из-за отношений с партнером и родителями, самооценкой у женщин. В практике использую приемы EMDR, телесной работы, эриксоновского гипноза и работы с эго-состояниями на базе нарративной терапии.

Проекты, в которых принимала участие, а в некоторых участвую и по сей день: длительное обучение нарративной практике очно и онлайн, выездные программы для начинающих терапевтов: испанская и датская программы, подготовка волонтеров Фонда, выездные тренинги в школы — от 3 до 9-го классов, тренинг по преодолению прокрастинации, группа поддержки “Ты не одна”, выездные лагеря для подростков команды “Поехали”, тренинг личностного роста для подростков, нарративные групповые проекты “Дерево Жизни”, “Чаша Жизни”.

Я ценю нарративную практику за то, что в ней легко перейти от проблемы к выработке действий в ответ на проблему. Нарративная беседа помогает человеку перейти в активную позицию и начать действовать в своей жизни. Так человек влияет на обстоятельства, меняет ситуацию и свою оценку произошедшего. Поэтому нарративная практика эффективна для решения сложных жизненных ситуаций и для укрепления чувства авторства в своей жизни.

Что нового в психотерапии: DBT, нарративные практики и метод движения глаз

17 июня 2019 в 16:32

Сегодня все больше москвичей обращаются за помощью к психотерапевту и психиатру. Депрессия, пограничное расстройство личности, биполярное расстройство перестали быть чем-то исключительным и спокойно обсуждаются в соцсетях и на встречах с друзьями, а терапия заняла устойчивые позиции среди бытовых статей расходов, таких как покупка еды, оплата жилья и коммунальных услуг. За последние десять лет в России появилось несколько новых терапевтических подходов. The Village рассказывает о трех самых новых, эффективность которых доказана клиническими исследованиями.

Диалектическая поведенческая терапия, или DBT

История подхода

В подростковом возрасте создательница диалектической поведенческой терапии Марша Лайнен была склонна к суициду. В 80-х годах ей поставили диагноз «шизофрения». Лайнен лечили электрошоком и психоанализом, ни то ни другое не помогало, становилось только хуже. В конце концов Лайнен отказалась от клиники, в которой лечилась, и поступила в чикагский Университет Лойола на специальность «психология». Еще несколько раз после этого она пыталась покончить с собой. Ее спасло желание разобраться в том, что с ней происходит и почему ее болезнь не поддается классическим способам лечения. Так Лайнен заинтересовалась поведенческой терапией и ее воздействием на людей с пограничным расстройством личности.

Что почитать

Марша Лайнен

«Когнитивно-поведенческая терапия пограничного расстройства личности»

Поведенческая терапия работала, потому что в некотором смысле она была тренировкой клиента: ему помогали выстроить новые функциональные паттерны поведения и снизить или устранить проблемные, такие как, например, самоповреждение или переедание. Но Лайнен понимала, что этого мало, и в 1987 году дополнила поведенческую терапию тем, что называется практиками осознанности (mindfullness). Основой для нового подхода стала диалектика — принцип, взятый из философии.

Как работает метод

Важной особенностью метода и его основой является диалектическое равновесие — это означает, что клиент пытается найти баланс между принятием и изменениями. Диалектическая поведенческая терапия включает в себя индивидуальную терапию, групповой тренинг навыков, телефонный коучинг. Во время всего процесса используются практики осознанности. В терапевтическом процессе специалист принимает безоценочную позицию по отношению к жизни и поведению клиента, что создает безопасное пространство доверия. Специалист помогает вырабатывать новые способы общения и справляться со сложными, болезненными чувствами (например, вместе с клиентом ведет дневник наблюдений за настроением). Постепенно клиент переносит приобретенные в процессе терапии навыки в свою повседневную жизнь. Все это значительно расширяет его поведенческий репертуар: например, в стрессовой ситуации человек пойдет прогуляться в парк вместо того, чтобы резать руки или принимать алкоголь. Еще одно важное отличие DBT от других видов терапии в том, что каждый клиент во время терапии находится под патронажем своего специалиста и имеет возможность в любой момент связаться с ним по телефону и получить помощь и поддержку в стрессовой ситуации.

Кому подойдет

Метод разработан для людей с поведенческими расстройствами, такими как суицидальное и самоповреждающее поведение. Впоследствии эффективность метода была доказана и для депрессивного расстройства, разных видов зависимостей и нервной булимии. Есть протоколы, разработанные как для работы с детьми и подростками, так и для взрослых людей.

Организации в России

В Москве есть две команды DBT-специалистов: в центре Mental Health Center и Центре интуитивного питания IntuEat. Постепенно DBT попадает в регионы. Психотерапевт, сотрудница Mental Health Center Евгения Чмутова говорит, что первую половину официального обучения прошли уже около 70 специалистов из Москвы, Санкт-Петербурга, Твери, Минска и других городов России и СНГ. Под руководством терапевтов из Mental Health Center подход распространяется в государственных учреждениях: в Москве это кризисное отделение 20-й клинической больницы и больница имени Ганнушкина.

Нарративный подход

История подхода

Ключевой принцип подхода — в признании того, что каждый человек достоин уважения и что единственным экспертом в своей жизни является он сам. Из этого принципа вытекает представление о том, что не существует «большого нарратива», мир — мультиисторичен, и каждая история важна для ее носителя и носительницы. Поэтому даже история появления нарративного подхода каждый раз подвергается изменению, все зависит от того, кто именно рассказывает эту историю. Разобраться в истории подхода нам помог психолог, нарративный практик Данила Гуляев.

Автор подхода, психолог Майкл Уайт, был социальным работником в психиатрическом отделении Датского госпиталя Аделаиды. Одновременно с этим он учился в университете, где обратил внимание на идеи Мишеля Фуко и теорию постмодернизма. Мысли легли в основу терапии, которая базируется на том, что каждый волен самостоятельно конструировать свою картину мира и свою идентичность.

Что почитать

Майкл Уайт

«Карты нарративной практики»

Джин Комбс, Джилл Фридман «Конструирование иных реальностей»

Практическим подтверждением теории Уайта стала его работа с подростками, страдающими от хронического энкопреза — неспособности контролировать дефекацию. Психотерапия в таких случаях не помогала, а Уайту удавалось избавлять детей от энкопреза за четыре-пять встреч. В одной из своих статей он приводит свою сказку про Какашку-Проныру, которую мальчику Мики удалось усмирить благодаря их беседам. Уайт и его коллеги называли себя не терапевтами, а писцами, или скрипторами, которые слушают истории людей, фиксируют их и обращают внимание на возможность изменения жизни, не замещая опыт рассказчиков опытом эксперта-психотерапевта.

Как работает метод

По сути, сессия нарративной психотерапии выглядит как непринужденная беседа, но на деле все намного сложнее. Ведя разговор о проблеме, специалист помогает клиенту увидеть проблему как отдельного субъекта отношений, в которых проблема имеет воздействие на человека. Это называется экстернализацией. Также специалист помогает разобраться, в какой социальной ситуации эта проблема была сконструирована. Дальше идет пересочинение: специалист предлагает вспомнить, были ли в жизни клиента ситуации, в которых он не испытывал трудностей из-за проблемы, с которой пришел на сеанс. Память о положительном опыте решения проблем в прошлом становится ресурсом для решения проблем в настоящем.

Обучение

Дистанционная программа обучения Narrative.team (онлайн)

«Нарративное содружество „Край“» (Москва, Санкт-Петербург, очное и онлайн-обучение)

Подход основан на убеждении, что у каждого человека есть необходимые навыки и возможности для изменения своей жизни и отношений с проблемой. Обычно нарративные специалисты работают на пересечении практик и заимствуют инструментарий у других подходов.

Кому подойдет

Метод поможет людям с ментальными расстройствами, опытом меньшинств, так как они чаще всего подвержены стигматизации, и тем, кто запутался в предписаниях «как правильно жить». Метод направлен на возвращение людям субъектности, то есть права на авторство собственной жизни.

Читать еще:  Коммерческий пилот обучение

Организации в России

Центр нарративной психологии и практики

Нарративная мастерская в фонде «Будущее сейчас»

Десенсибилизация и переработка с помощью движений глаз (EMDR)

История метода

В 1979 году психологу Фрэнсин Шапиро поставили онкологический диагноз. Именно эту точку автор метода считает поворотной в создании метода EMDR (eye movement desensitization and reprocessing). Однажды, прогуливаясь по парку, Шапиро заметила, что тяжелые мысли, которые посещали ее, в течение ходьбы исчезали и на их место приходило умиротворение и более позитивная оценка текущей ситуации.

Шапиро пишет, что во время прогулки она обратила внимание на движение глаз: когда к ней приходила тревожащая мысль, ее глаза сами по себе начинали быстро двигаться из стороны в сторону, и через некоторое время мысли менялись. У Шапиро возникла гипотеза, что человеческий мозг содержит инструменты для переработки негативного опыта. Она специально вспомнила тревожащую ее ситуацию, начала двигать глазами и получила ожидаемый результат: навязчивые мысли развеялись.

Для проверки способа личного опыта было мало. «Я начала преследовать всех, кто попадался на моем пути — людей в институте и просто знакомых, — и всем задавала один и тот же вопрос: „Есть ли у тебя что-то, что тебя беспокоит и от чего ты хотел бы избавиться?“ Неудивительно, что все говорили „да“. Я показывала им, как двигать глазами, и просила, чтобы они обращались к своим беспокоящим мыслям. Так я обнаружила, что движения глаз начали снижать тревожность, но процесс этот часто останавливался». Тогда Шапиро начала разрабатывать протоколы, чтобы сделать этот процесс более эффективным. Первое же исследование, которое она провела в 1987 году, показало эффективное снижение симптомов травмы у группы людей, переживших сексуальное насилие, и ветеранов войны во Вьетнаме.

Что почитать

ФрЭнсин Шапиро

«Getting Past Your Past»

Давид Серван-Шрейбера

«Антистресс. Как победить стресс, тревогу и депрессию без лекарств и психоанализа»

Как работает метод

Сегодня EMDR-терапевты работают не только с помощью движения глаз — это может быть легкое похлопывание по телу (которое производит сам пациент) или стимуляция с помощью ритмичных звуков. Терапевт также может использовать специальный прибор. В процессе стимуляции специалист просит пациента обратиться к тревожащему его опыту или событию.

Специалисты, работающие в методе EMDR, уверены в том, что мозг человека способен к самоисцелению, а психика адаптивна и может перерабатывать тяжелые воспоминания. Терапевты используют эту способность мозга к переработке информации в своей работе.

Чтобы создать условия для благополучной работы с опытом клиента, EMDR-терапевты принимают безоценочную позицию по отношению к жизни человека, бережно ведут его в пространстве воспоминаний и чувств. Они играют поддерживающую роль: не делают выбор, а помогают клиенту сделать его самостоятельно, потому что EMDR-терапевт полагается на способность психики человека к самоисцелению.

Еще один важный момент: специалист помогает пациенту пройти и переработать тяжелый опыт без ретравматизации и в течение сессии мониторит состояние клиента, позволяя ему встретиться только с теми чувствами и опытом, которые на момент сессии тот готов пережить. Так память о травмирующем событии не стирается, но само событие больше не вызывает болезненных переживаний. Результат можно сравнить со шрамом — когда мы его трогаем, он не болит, но свидетельствует о повреждении.

Кому подойдет

Изначально метод использовали для работы с женщинами, пережившими сексуальное и домашнее насилие, участниками военных действий и теми, кто пережил предельно стрессовые ситуации (аварии, свидетельство смерти близкого и так далее). В 2013 году Всемирная организация здравоохранения официально рекомендовала EMDR как наиболее эффективную терапию посттравматического стрессового расстройства. На сегодняшний день арсенал подхода настолько широк, что многие клиенты идут к специалистам EMDR для укрепления полезных навыков и развития позитивного взгляда на будущее. Многие специалисты EMDR помогают людям справиться с фобиями и стрессом, связанным со сложными жизненными ситуациями.

Мои нарративные письменные практики

Когда я закончила факультет психологии МГУ, я довольно долго искала ответ на вполне кантианский вопрос: «Как возможно мне работать психологом?» Если я не люблю кабинетную индивидуальную работу; хочу, чтобы то, чем я занимаюсь, было бы максимально осмысленным для меня; не считаю себя экспертом по жизни других людей и не хочу объяснять им, в чем истоки их проблем и куда им следует развиваться.

Несколько лет я провела в своей «зоне уверенности и комфорта»: я работала переводчиком и параллельно изучала и сравнивала разные подходы в психологическом консультировании и психотерапии, пытаясь найти тот, который будет соответствовать моим ценностям. В конце 2003 года мне попалась книга о нарративной терапии, и что-то для меня «щелкнуло». Я поняла, что, похоже, это тот самый подход, в котором я смогу работать с людьми. В 2004 году я оказалась переводчиком на четырехдневном вводном семинаре по нарративной терапии, который проводил Хью Фокс, и еще больше укрепилась в том, что это «мой» подход. А уж когда я узнала, что в международном нарративном сообществе есть люди, которым тоже не нравится кабинетная работа и они работают с сообществами — а еще они часто работают посредством письменного слова, — то ликованию не было конца.

Мне очень захотелось непосредственно узнать, как же они это делают (а не выдумывать что-то, прочитав в книгах относительно знакомые слова), и так, благодаря упорству и везению, в 2006 году я оказалась в Далвич-центре, в Южной Австралии, где когда-то, тридцать с лишним лет тому назад, начинала создаваться нарративная терапия и работа с сообществами. В 2009 и 2010 году меня попросили поработать там с архивами Майкла Уайта, одного из основоположников нарративной практики (он скоропостижно скончался весной 2008 года). Я отсмотрела около 400 часов видеозаписей его работы разных лет, читала его статьи, разговаривала с его соратниками — в первую очередь о том, как именно получилось, что нарративная практика стала такой, какая она есть. Это очень сильно сказалось на моей собственной работе и на том, как я понимаю нарративную практику — и как я ее преподаю.

С 2007 года я проводила семинары и читала лекции о нарративной практике в разных городах России, в Эстонии и в Австралии (в том числе в рамках Международного курса обучения нарративной терапии и работе с сообществами, который тогда задавал самый высокий стандарт обучения в этой сфере). Параллельно с этим я создала русскоязычную онлайн-библиотеку по нарративному подходу — самый крупный не-англоязычный ресурс по нарративной практике. В моем переводе вышли книги Майкла Уайта «Карты нарративной практики», Джона Уинслэйда и Джеральда Монка «Нарративная медиация», а также книга «Нарративная практика в вопросах и ответах» под редакцией Шоны Рассел и Мэгги Кэри (выложена поглавно в нарративной онлайн-библиотеке).

В 2011 году я вышла в декретный отпуск, а родив ребенка, столкнулась с тем, что его редкое хроническое заболевание сильно ограничивает мою мобильность. Я получила опыт послеродового стрессового расстройства и депрессии и, выбираясь из нее, нащупала возможность новой главы в профессиональном развитии — я стала разрабатывать нарративные письменные практики, заточенные, в первую очередь, для онлайн-работы с группами.

Мое ноу-хау — задавание вопросов для создания «хороших историй», с опорой на разработанную мной мета-карту нарративной метафоры. Я разработала модель онлайн-обучения задаванию хороших вопросов, а также способ приложения основной схемы расспрашивания и свидетельского отклика, лежащих в основе коллективных нарративных практик, к онлайн-проектам. В ходе этих онлайн-проектов, в которых на настоящий момент приняли участие более 700 человек, я лично написала более 25000 комментариев — вопросов и откликов — участникам. (Не меньше написала команда обученных мной фасилитаторов.) Ключевых проектов в настоящий момент три — это «Шестнадцать тем» (структурированный нарративный дневник), программа обучения конструированию хороших вопросов и «личная энциклопедия душевного комфорта».

Ниже — немного подробнее про письменные практики и нарративный подход.

Терапия письменным словом, или письменные практики

Терапия письменным словом, или дневниковая терапия и терапия поэзией — это признанное в международном психотерапевтическом сообществе направление. Я узнала о нем в 2008 году. Меня вдохновило, что существуют профессиональные ассоциации, публикации, конференции, этический кодекс; очень много количественных исследований эффективности подобной работы. Сейчас я готовлюсь к сертификации в международном Институте письменной терапии.

Читать еще:  Обучающие приложения для детей

За последние 40 лет опубликовано более сотни книг, посвященных разным аспектам терапии письменным словом, а количество статей в научных журналах превысило 400. Чаще всего терапию письменным словом относят, наряду с арт-терапией, к «терапии выразительными искусствами». Это означает, что письменные практики используются в психотерапевтических направлениях, опирающихся на самые разные философские и антропологические основания. Будучи определенным способом работы, цели которой определяются философией терапевтического направления, его представлением о проблеме, решениях и развитии человека, письменные практики подразумевают необходимость техники безопасности и настроек на работу. В любых терапевтических письменных практиках выделяется экспрессивная и рефлексивная часть. Экспрессивная часть — это выражение переживаний, а рефлексивная — отстранение от того, что получилось в результате, и осмысление этого. Письменные практики могут быть индивидуальными, парными и групповыми.

Письменные практики различаются по уровню структурированности: от максимально структурированных, таких, как списки, кластеры, незаконченные предложения — до неструктурированных, таких, как свободно-интуитивное письмо и письмо вольным стихом. Систематическая работа с письменными практиками начинается с обозначения и дифференциации переживаний, что способствует улучшению саморегуляции; далее идет выстраивание преемственности личной истории и формулирование личных смыслов, что в итоге приводит к работе на границе личности с внеличностным, трансцендентным.

Существуют психоаналитические и психодинамические письменные практики, письменные практики гуманистического, экзистенциального и когнитивно-поведенческого толка, письменные практики, ориентированные на решение, и т.п. И, само собой, возможны и нарративные письменные практики.

В чем уникальность нарративного подхода?

Он был разработан в первую очередь специально для помощи тем, кто не является типичным (и максимально удобным) клиентом для индивидуальной психотерапии. В центре этого подхода — не отдельный индивид, а сообщество. То есть, даже когда мы работаем с человеком индивидуально, мы рассматриваем его в контексте сообществ, оказывающих на него влияние.

В основе нарративного подхода — метафора нарратива, то есть истории, в том виде, в каком она разрабатывалась в антропологии переживания. Корни этого подхода — в работах Грегори Бейтсона о системах, в работах Эрвинга Гоффмана об идентичности и стигме, в работах Мишеля Фуко о власти и знании, в работах Жака Деррида о текстах и деконструкции, в работах Барбары Майерхоф о сообществах и историях, в программах Народной школы «Хайландер», в традициях австралийских аборигенов, маори и жителей Тихоокеанских островов.

Вот ключевые положения нарративного подхода:

(1) Истории — один из главных человеческих способов осмысления опыта. Человек имеет право быть первичным автором историй, которые он рассказывает о себе.

(2) В жизни каждого человека одновременно сосуществуют множество историй, и всегда есть опыт, не включенный в истории. Истории постоянно перерассказываются вследствие изменения контекста, аудитории (адресатов рассказывания) и добавления новых событий.

(3) В историях фигурируют различные заявления об идентичности человека, какие-то — предпочитаемые, а какие-то — нежелательные, проблемные. Некоторые истории открывают человеку возможности развития, а некоторые — закрывают.

(4) Некоторые истории получают больше поддержки со стороны социума и оказываются более убедительными для человека, претендуют на статус истинности. Если на статус истинности претендует история, ограничивающая человеку возможности развития, мы говорим о проблеме.

(5) Заявления человека об идентичности, звучащие в историях, нуждаются в подтверждении подлинности. Подтверждение подлинности заявлениям об идентичности дает сообщество, свидетели перформанса идентичности, осуществляемого человеком. Если у человека нет естественного сообщества, которое бы давало подтверждение подлинности его заявлениям о предпочитаемой идентичности, такое сообщество необходимо создать искусственно.

(6) Если история ставит человека в страдательную позицию, позиционирует его как жертву обстоятельств, — это описание однобоко. Всегда есть вторая сторона описания — то, как человек противостоял или противодействовал пагубному влиянию обстоятельств. Прежде, чем работать с переживаниями страдания, необходимо создать надежную территорию идентичности — дать развернутое и яркое описание того, что для человека важно и ценно в жизни: его намерений, мечтаний, ценностей, принципов, добровольно взятых на себя обязательств, умений, сильных сторон личности.

Три основных элемента работы в нарративном подходе: хорошая история, хороший вопрос, хороший свидетельский отклик. Хорошая история — это такая история, в которой есть пространство для всего, что человеку важно, она вдохновляет и увлекает, ее хочется проживать и воплощать в действиях. Хороший вопрос — это вопрос, помогающий насыщенно описать те или иные элементы предпочитаемой истории, он раскрывает новые пространства возможностей, позволяет взглянуть на ситуации и переживания с новой точки зрения. Хороший свидетельский отклик подтверждает заявления человека о его предпочитаемой идентичности, устанавливает отношения резонанса между переживаниями человека и переживаниями слушателей или читателей (т.е. свидетелей), укрепляет ощущение способности влиять на мир, в частности — на жизнь других людей.

Нарративная практика (консультация психолога)

«Нарратив» в переводе с английского — рассказ, повествование. Иногда, истории, которые мы рассказываем о себе, помогают понять нас лучше, чем наши поступки. Помните фразу «Как лодку назовешь, так она и поплывет. «? То, какие слова мы используем, как выбираем, что включить в рассказ, а что нет, как относимся к главному герою (к себе) — влияет на развитие нашей жизни в будущем.

Если, например, человек привык считать себя «неудачником», то будет запоминать и рассказывать о себе истории неудач, а те ситуации, где ему повезло, отнесет к ошибке, лишь подтверждающей правило. В результате — он будет избегать начинать новое, отказываться от интересных предложений, отказывая себе в шансе изменить жизнь.

Нарративная практика — это беседа с психологом, в процессе которой вы рассказываете о том, что вас волнует и отвечаете на его вопросы. Это могут быть истории ваших отношений, поисков работы или призвания, вашей лени или побед, сомнений, нереализованных желаний. Нарративный психолог поможет переосмыслить ваши истории и научиться поступать по-новому там, где вы хотите изменений.

-20% на все услуги психологии и коучинга
с депозитом «Флоат-Клуб»

Сеанс флоатинга в подарок при открытии!

Спецпредложение: предварительная консультация в подарок

Выбор специалиста для индивидуальной работы — вопрос очень личный, поэтому мы предлагаем предварительно познакомиться с Ниной Федоровой, нашим нарративным психологом и обсудить Ваш запрос по телефону (15 минут). Обратитесь к нашим администраторам и они организуют для вас бесплатную предварительную консультацию!


С какими вопросами работает нарративный психолог:

  • Повторяющиеся негативные сценарии (в отношениях, в работе, в семье);
  • Ситуации неопределенности, тупика, зависания;
  • Чувство личной несостоятельности, низкая самооценка;
  • Сложности в личной жизни, неудачные отношения;
  • Трудности в принятии решений;
  • Желание изменить свою жизнь к лучшему.


Нарративная практика помогает:

  • Лучше понять себя, наладить отношения с собой;
  • Обрести ясность, уверенность в своих силах;
  • Укрепить самооценку, избавиться от ощущения, что с вами что-то “не так”;
  • Научиться устанавливать продуктивные отношения с людьми;
  • Принимать решения;
  • Увидеть новые перспективы в жизни;

Сколько нужно консультаций?

Это зависит и от сложности запроса и вашего личного темпа. Одним людям свойственна стремительность, другие двигаются по жизни не торопясь.

Нарративная практика относится к ориентированным на решение методам психологической помощи, которые позволяют уже на первой консультации почувствовать больше ясности, увидеть возможные пути решения. В среднем может быть достаточно от 3 до 10 встреч, в каких-то случаях дольше, а иногда хватает и одной. В любом случае только Вы оцениваете результат и решаете нужно ли продолжать.

Важно, что нарративный практик не ставит вам диагнозы, не копается в детских воспоминаниях и не «лечит» вас годами. Наоборот, изначально, психолог настроен видеть и укреплять ваши сильные стороны, находить решения и возможности для реальных изменений в настоящем и будущем.

Специалист

Нина Федорова

  • Нарративный психолог

Предварительная консультация — в подарок!

Выбор специалиста для индивидуальной работы — вопрос очень личный, поэтому мы предлагаем предварительно познакомиться с Ниной Федоровой и обсудить Ваш запрос по телефону (15 минут). Обратитесь к нашим администраторам и они организуют для вас бесплатную предварительную консультацию!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector